ЗвероСайт
сайт про зверей
 ≡ Главная Зверо-Видосы: Стрекоза поедает пчелу.

X (закрыть меню) X

Стеллерова корова командорских островов.

Раздел: Млекопитающие. Дата (опубликованно): 27-12-2020 12:17

В 1971 году мне посчастливилось посетить одно из малоизученных мест России — Командорские острова. По облику природы — это самая южная часть зоны тундры. Климат здесь удивительный. Годовая амплитуда температур воздуха не превышает 20 градусов (от -10—12 °С зимой до 10—15 °С летом). Осадки почти ежедневно и в любое время года: летом — мельчайший не то дождь, не то морось, а зимой — снег, наметающий огромные сугробы, которые летом сохраняются на высоте уровня моря или чуть выше и лежат до осени.

Командорские острова.
Командорские острова.

На Командорах — полусуточные приливы и отливы: вода половину суток отступает, а затем столько же — приливает. Здесь, на открытых всем ветрам островах, нет штиля. Ветер дует везде и постоянно, от него нигде не спрячешься; даже костер развести невозможно, не создав для этого надежного укрытия. Гигантский морской накат открытого океана вместе с ветром разгоняют такую волну, что по песчаной лайде (прибрежная низменная равнина, затопляемая во время морского прилива и обсыхающая при отливе — ред.) она разливается на пару сотен метров, выбрасывая всевозможные дары моря и принося поплавки от рыболовных сетей.

Северный олень.
Северный олень.

В более равнинной западной части острова Беринга находится единственный населенный пункт — село Никольское. Тут откуда бы ни взглянуть на восток, всегда твой взгляд приковывают столовые горы, древние вулканы, а уж совсем на востоке в ясные дни можно разглядеть покрытые снежными шапками склоны горы Стеллера, самой высокой точки архипелага.

Ирис щетинистый.
Ирис щетинистый.

Поражают флора и фауна острова Беринга. Огромные поляны и пустоши в долинах ручьев расцвечены синими ирисами и сиреневыми примулами. Над склонами холмов, покрытых зарослями рододендронов с молочнокремовыми цветками, над долинами ручьев, сырыми осочниками с «окнами» луж и малюсенькими озерками плавно кружат белые полярные совы. У подножия приморских террас расположился пояс трав, высоченных, двухметрового роста,— из борщевика сладкого и лабазника камчатского вперемежку с колосняком мягким, крестовником, чиной морской. Подобные заросли обычны на Камчатке и Дальнем Востоке, но их не ожидаешь найти тут, посреди холодного океана.

Рододендроны.
Рододендроны.

На острове Беринга могут встретиться одиночные или небольшие группы северных оленей, их сюда завозили и не раз, и теперь по острову бродят сотни диких оленей.

Красная рыба идет на нерест.
Красная рыба идет на нерест.

Командорские острова безлесны, но здесь есть кустарники и низкорослые «деревья». На каменистых склонах обычны низкорослая береза Эрмана и береза тощая. В прикрытых от ветров долинах ручьев на 2—3 м поднимаются ивняки. В понижениях между холмами растет рябина бузинолистная, ее 1,5—2-метровые деревца в сентябре украшены гроздьями красных ягод.

Реконструкция облика стеллеровой коровы (Encyclopedia Brittanica, 2001). Авторы допустили неточность: алеуты вряд ли могли видеть этих животных.
Реконструкция облика стеллеровой коровы (Encyclopedia Brittanica, 2001). Авторы допустили неточность: алеуты вряд ли могли видеть этих животных.

На острове Беринга многочисленные ручьи заканчиваются на приморской террасе, обрываясь водопадом вниз, плавно несут свои воды в океан. В эти ручьи идет на нерест красная рыба: нерка, горбуша, кижуч, чавыча. Стоит подойти к берегу ручья, постоять неподвижно, и вот из-за поворота русла появляется стая красноспинных рыб, плывущих вверх по течению. Удивляешься, но это факт, рыбы идут на нерест буквально в любой, пусть самый узкий по ширине ручей. Я неоднократно наблюдал, как по ручью, который можно перешагнуть, глубиной не более 30—40 см, вверх движутся здоровенные рыбины. Не видел я более нигде, кроме Командор, и прыгающих по каскадам водопадов рыб, пытающихся преодолеть склон приморской террасы и уже по расположенному выше, на самой террасе, руслу со спокойным течением оказаться в его верховьях и отложить икру.

Череп стеллеровой коровы.
Череп стеллеровой коровы.

Совершенно другим выглядит остров Медный. Это узкий кусок суши, большую часть территории которого занимает горный массив, обрывающийся в береговой области отвесными скалами, уходящими в море. Лишь кое-где со стороны моря к скалам лепится небольшой кусочек песчаной или песчано-галечниковой лайды с огромными валунами и торчащими из фунта фрагментами скал. От самого берега в сторону моря идут каменистые останцы.

Остров Беринга. Мыс Толстый.
Остров Беринга. Мыс Толстый.

Со времени моего путешествия на Командорские острова прошло более сорока лет, но я до сих пор стараюсь не пропустить ни одной новости об этих удивительных островах, затерявшихся в океанских просторах.

Фрагмент карты участника экспедиции В.Беринга в 1741-1742 гг. С. Ф.Хитрова с первыми изображениями стеллеровой коровы, морского котика и сивуча
Фрагмент карты участника экспедиции В.Беринга в 1741-1742 гг. С. Ф.Хитрова с первыми изображениями стеллеровой коровы, морского котика и сивуча

Стеллерова корова.

Птичий базар на острове Арий Камень.
Птичий базар на острове Арий Камень.

Перенесемся в далекие от нас 1730—1740 годы — время деятельности Великой Северной экспедиции, пору громких имен и открытий. Вспомним хотя бы братьев Дмитрия и Харитона Лаптевых, Василия и Марии Прончищевых, Дмитрия Овцына, Степана Крашенинникова, Алексея Чирикова, европейских исследователей на русской службе — лейтенанта Свена Вакселя, натуралистов Готлиба Гмелина и Георга Вильгельма Стеллера, мореплавателя Витуса Беринга и других.

Одним из знаменательных событий XVIII века стало открытие Командорских островов, описание их природы и уникальных представителей животного мира. Острова были обнаружены в океанских просторах 4 ноября 1741 года. Перед измученными многодневными штормами и изнуренными цингой Витусом Берингом и 30 моряками с пакетбота «Святой Петр», оставшимися в живых после долгих скитаний по дальневосточным окраинам России, на горизонте вдруг выхватился четкий профиль неизвестной суши. Остров впоследствии нарекли именем командора Беринга, а всю группу из четырех кусков торчащей из океана суши — Командорскими островами. Корабль отважных мореплавателей потерпел крушение у неизвестного острова, им пришлось зазимовать на новооткрытой земле.

Хвост кита.
Хвост кита.

Среди сподвижников Беринга оказался немецкий рекрут Георг Вильгельм Стеллер, отправленный в плавание, дабы собрать как можно больше сведений о неведомых странах, куда, по царскому указу, и направлялась экспедиция. Стеллер попал в число ее участников лишь в последний момент, заменив заболевшего судового хирурга. Но именно ему человечество обязано первыми достоверными сведениями о повадках морских котиков, сивучей и каланов, о составе флоры (он собрал гербарий из 211 видов растений, произрастающих на Командорах) и другими материалами о природе островов.

Но, бесспорно, самым главным результатом наблюдений Георга Стеллера было описание неизвестного ранее уникального морского млекопитающего из группы сирен — стеллеровой коровы, или капустницы (Rhytina borealis); нередко ученый употреблял в своих дневниках и другое название этого животного — манат. В краткой по времени истории познания людьми столь странного и загадочного существа, как капустница, интересно все, даже придуманное Стеллером название животного. За сходство с пасущимися на лугах коровами, а именно так вели себя эти морские животные на «капустных пастбищах» — среди обильных на мелководьях зарослей морских водорослей, главным образом, бурых, ламинарии и алярии, известных за свои огромные размеры и массу «листьев» под названием морской капусты. Небывалое морское существо питалось преимущественно морской капустой, за что и получило свое название.

Перу Г. Стеллера принадлежит единственное научное описание этого впоследствии истребленного человеком животного. Только он один из ученых видел морскую корову, наблюдал ее поведение, о чем и оставил записи в своем дневнике.

«Это морское животное, которое испанцы впервые увидели в Америке и впервые с неточностями описал испанский врач Эрнандес, а после него Кароллус Клузиус и другие, они называют манати. (В данном случае речь идет не конкретно о стеллеровой корове, а вообще о родственных ей ламантине и дюгоне, которых европейцы впервые увидели в Америке, когда совершали туда многочисленные морские путешествия. Позже термин «манати», или «манат» стали употреблять применительно ко всем сходным по виду морским млекопитающим). Англичане называют его либо морской коровой, как голландцы, либо, на манер Дампьера, mannetes, словом, взятым из испанского языка. Это морское животное обитает как у восточного, так и у западного побережья Америки, и его наблюдал Дампьер (что весьма странно) вместе с морскими котиками и львами в Южном полушарии, а также я и другие — в северном.

До пупа похоже оно на тюленя, а от пупа до хвоста — на рыбу. Череп его очень похож на лошадиный, но голова покрыта мясом и шерстью, напоминает, особенно губами, голову буйвола. В пасти вместо зубов на каждой стороне две широкие, продолговатые, плоские и шаткие кости. Одна из них прикреплена к нёбу, другая — к нижней челюсти. На косточках этих — многочисленные, сходящиеся наискось под углом борозды и выпуклые мозоли, которыми животное перетирает обычную свою пищу — морские растения.

На губах — обильная крепкая щетина, настолько толстая на нижней губе, что напоминает куриное перо. Через внутреннюю полость этой толстой щетины видно ясно строение волоса. Глаза у этих больших животных без ресниц и не крупнее овечьих. Ушные раковины так малы и скрыты, что их невозможно найти и заметить под многочисленными углублениями и морщинами кожи, пока не снимешь кожи и не увидишь ушного отверстия. Последнее бросается в глаза своей полированной чернотой, оно настолько незначительно, что в него едва войдет горошина. От наружного уха нет никакого следа.

Голова соединена с туловищем короткой шеей. Наиболее примечательны передние ноги и груди. Ноги — из двух суставов, крайний из которых довольно похож на ногу лошади. Внизу эти передние лапы снабжены как бы скребком из многочисленных и густо-сидящих щетин. Посредством этих, лишенных и пальцев, и когтей, лап животное плавает, сбивает морские растения с камней и, ложась для совокупления, обнимает свою пару. Под передними ногами — груди с черными щетинистыми, в два дюйма длины, сосками, на концах которых открываются многочисленные молочные каналы. Соски содержат громадное количество молока, значительно превосходящего своей сладостью и количеством жира молоко наземных млекопитающих, но очень схожего с ним. Спина морской коровы трудно отличима от спины быка, спинной хребет выступает рельефно, на боках продолговатые впадины во всю длину тела.

Живот — круглый, растянутый и всегда настолько переполнен, что при малейшей ране кишки со свистом вырываются наружу. По пропорциям он похож на живот лягушки.

Начиная от половых органов, животное сильно уменьшается в объеме, хвост, по мере приближения к плавнику, заменяющему задние лапы, становится все тоньше, но ширина его непосредственно перед плавником все же достигает полуметра. Кроме плавника на конце хвоста, у животного нет других плавников, и этим оно отличается от китов. Плавник же его стоит так же горизонтально, как у китов и дельфинов.

Шкура этого животного имеет двойную природу. Внешняя шкура черная или черно-бурая, в дюйм толщиной и плотная, почти как пробка, вокруг головы много складок, морщин и впадин. Она состоит только из перпендикулярных прядей, которые тесно лежат друг на друге, как испанский тростник или лоза. Отдельные луковицы прядей внизу круглые, поэтому верхний слой легко отделить от шкуры, но в самой шкуре находятся углубления для луковиц, придающие ей вид поверхности наперстка. По моему мнению, внешняя шкура является сочетанием множества волос в сплошной корке, и я встречал такое же у китов.

Внутренняя шкура толще бычьей, очень прочная и белого цвета. Под ней находится слой жира, окружающий все тело животного. Слой жира имеет четыре пальца в толщину. Затем следует мясо.

Вес животного шкурой, мышцами, мясом, костями и внутренностями я оцениваю в 200 пудов».

Первое впечатление от знакомства с описанием капустницы, полученным Стеллером во время наблюдений за ней среди бурных океанских волн у острова Беринга, явно напоминает средневековые саги о морских чудовищах. Ведь он увидел, как в воде при высоком приливе плещутся несколько громадных горбатых туш, которые, по его образному сравнению, были похожи на перевернутые вверх дном голландские лодки. «Если меня спросили бы, сколько я видел их на острове Беринга, то я бы не замедлил ответить — их невозможно сосчитать, они бесчисленны»,— писал Г. Стеллер. У него было достаточно времени для тщательного наблюдения за чудо-животными. «По несчастной случайности, я получил возможность в течение целых десяти месяцев наблюдать за образом жизни и повадками этих животных. Они каждый день появлялись практически перед самой дверью моего жилища». По величине капустницы напоминали скорее слонов, чем коров. Выставленный в Санкт-Петербургском зоологическом музее скелет капустницы 250-летней давности имеет в длину 7,5 м, а скелет его дальнего родственника — соседствующего в экспозиции южноамериканского ламантина — по размерам более похож на скелет ее детеныша. Северный вид морских млекопитающих из древнего семейства сирен был поистине гигантским: охват груди такой махины переваливал за 6 м!

По сохранившимся сообщениям участников экспедиции В. Беринга и впоследствии посещавших Командоры промысловиков, места обитания стеллеровой коровы ограничивались двумя самыми большими островами этой группы — Беринга и Медным. В XX столетии археологи найдут останки этого животного и на других островах Алеутской гряды. Особое удивление вызывает тот факт, что животные были обнаружены лишь в холодных водах, немного южнее границы распространения сезонных (зимних) льдов, хотя ареал их близких родственников — дюгоней и ламантинов — ограничен теплыми тропическими морями. Видимо, похожая на кору дерева шкура коровы помогала ей сохранять тепло в субарктических широтах; от холода защищал капустницу и толстый слой жира. Один исследователь из Гамбурга не так давно проделал следующий опыт с кожей капустницы. Он взял кусок ее сухой кожи толщиной в 6—7,5 см и размочил его в воде. Оказалось, что одеяние северных сирен по эластичности и сопротивляемости сходно с автомобильными покрышками.

Вероятно, эти животные никогда не уходили далеко от берега, так как не могли глубоко нырять в поисках корма, к тому же в открытом море они становились легкой добычей хищных косаток. Капустница передвигалась по отмелям с помощью двух культей, напоминающих лапы и расположенных в передней части ее туловища, но на глубокой воде это животное проталкивало себя вперед, совершая вертикальные удары большим раздвоенным хвостом. Ее шкура не отличалась гладкостью, как у ламантина или дюгоня, и на ней проступали многочисленные бороздки и морщины; отсюда и ее другое название «Rythina stellerii», которое дословно означает «морщинистая Стеллера».

Стеллеровы коровы были вегетарианцами: животные, словно громадные стада морского скота, ощипывали подводные заросли многометровых в высоту «водорослевых лесов», которые растут здесь в большом изобилии. По наблюдениям Г. Стеллера, «эти ненасытные твари, не переставая, едят и из-за своей неуемной прожорливости почти всегда держат голову под водой. В то время, когда они вот так пасутся, у них нет других забот, как только через каждые 4 или 5 минут высунуть наружу нос и вместе с фонтанчиком воды вытолкнуть из легких воздух. Звук, который они при этом издают, напоминает одновременно лошадиное ржание, храп и фырканье... Они мало интересуются тем, что делается вокруг, не заботясь вовсе о сохранении собственной жизни и безопасности».

Стада морских коров, по образному сравнению Г. Стеллера, «паслись» на мелководье, охотней всего возле впадения рек, где из-за сноса органики в море особенно сильно разрастались крупные морские водоросли, основная пища «северных сирен».

«Как и скот на суше, эти животные живут в море стадами, самцы и самки обычно плавают вдоль берега вместе, подталкивая вперед своего отпрыска. Эти животные ничем не занимаются, кроме своего пропитания. Спина и половина брюха постоянно видны из воды, и они жуют, как сухопутные животные, медленно и монотонно двигая головой вперед. С помощью ног они обрывают водоросли со скал и непрестанно едят. Однако строение их желудка показало мне, что они не жуют жвачку, как я полагал сначала. Во время еды они двигают головой и шеей, подобно быку; по прошествии нескольких минут они поднимают голову из воды и втягивают свежий воздух, прочищая горло, как лошади. С отливом они уходят в море, но с началом прилива возвращаются к берегу».

Численность островных популяций морских коров Г. Стеллер определил в 1500—2000 особей. Исследователь поражался чрезвычайной доверчивости капустниц. Человека они подпускали настолько близко, что с берега животных можно было потрогать рукой. Спины коров часто высовывались из воды, а на них то и дело присаживались чайки и склевывали с кожи различных паразитов. Самки с самцами держались вместе с сеголетками и молодыми животными прошлого года рождения. Зимой морские коровы очень худели и, как пишет Стеллер, бывали такими тощими, что у них можно было пересчитать все позвонки. В этот неблагоприятный для капустницы период ученый наблюдал, как животные задыхались под плавучими льдинами, не имея возможности раздвинуть их и дышать воздухом. Поэтому зимой их нередко находили раздавленными льдинами и выброшенными на берег. И летом, и зимой большим испытанием для морских коров оказывались обычные у Командорских островов шторма. Этих малоподвижных зверей выбрасывало на скалы, где они гибли на острых камнях и от ударов об них. Иногда наблюдатели отмечали, что раненому животному его сородичи пытались оказать помощь. Подобную «товарищескую поддержку» ученые уже в XX столетии обнаружили в поведении других морских животных — дельфинов и китов.

После того как морская корова стала известна человеку, как вид, она «просуществовала» недолго. Уже к 1754 году вокруг острова Медного все поголовье стеллеровой коровы было выбито, а в акватории близ острова Беринга последнюю морскую капустницу видел в 1768 году промышленник по фамилии Попов, ну и, разумеется, тут же убил зверя. Так что новый вид сирен, самый северный в семействе этих загадочных морских животных, оказался уничтоженным всего через 27 лет после открытия.

Однако до сих пор это животное продолжает будоражить умы не только ученого мира, но и просто любознательных людей, а среди них оказалось немало сторонников версии, что эта «северная сирена» жива и сейчас, просто в силу малой численности найти ее очень трудно. На протяжении XIX—XX веков даже нашлось несколько очевидцев, свидетельства которых дают уверовавшим в эту версию оптимистам питать слабую надежду, что крошечные популяции стеллеровой коровы все же могли сохраниться в тихих и труднодоступных заливах. Так, в 1962 году «сигнал» о встрече с морским зверем поступил от ученых советского научно-исследовательского судна. Шесть пасущихся на мелководье крупных необычного вида темнокожих животных заметили около мыса Наварин (на северо-востоке Камчатки). Поскольку авторами этой информации оказались ученые, правдоподобность ее не вызвала сомнения. Статья с сенсационным сообщением об увиденной живой стеллеровой корове появилась в научно-популярном журнале «Природа».

В 1966 году эстафету журнала приняла газета «Камчатский комсомолец» с новой заметкой на ту же тему. В ней сообщалось, что рыбаки видели морских коров опять же южнее мыса Наварин. Причем, не ведая их названия, рыбаки дали подробное описание этих животных и сразу же узнали стеллеровых коров по предложенному им изображению. Эти люди были немало удивлены, когда им сообщили, что морских коров полностью истребили почти 200 лет назад.

В августе 1976 года в районе мыса Лопатки (самой южной точки полуострова Камчатки) два метеоролога видели-де стеллерову корову. Их взору предстало плававшее очень медленно по мелководью почти пятиметровое существо. Способ его перемещения в воде напоминал перекатывание волны, когда сначала появлялась голова с характерным наростом, а затем массивное тело с хвостом. В отличие от плывущих тюленей и моржей, задние лапы у которых прижаты друг к другу, у замеченного ими существа хвост очень напоминал китовый.

Можно ли верить подобным сведениям? Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Ведь ни фотографиями, ни кадрами видеосъемки очевидцы, которые якобы видели в наши дни капустницу, не могут подтвердить свою правоту. Но упрямцы продолжают верить в возможность сохранения стеллеровой коровы, апеллируя к нескольким зафиксированным случаям обнаружения животных, ранее считавшихся вымершими, таким, например, как кэхоу (бермудский буревестник), такахе (бескрылая султанка из Новой Зеландии) и латимерия. Им очень уж импонирует версия, что где-то, в тихих бухтах, сохранилось хотя бы несколько десятков стеллеровых коров.

Автор: Николай Вехов, кандидат биологических наук. Фото автора и др. Источник: журнал «В мире животных», 2013, № 10.

Комментарии:

Нет комментариев :( Вы можете стать первым!


Добавить комментарий:
Имя или e-mail:

Подпишись на зверский контент, будь Человеком!
VK OK FB
Зверо-Видосы:
Реклама:

Последние комментарии на звероСайте:

Д пишет на странице: Европейская норка. Mustela (Lutreola) lutreola.

30.08.2021 20:07:26

Каменной

Д пишет на странице: Европейская норка. Mustela (Lutreola) lutreola.

30.08.2021 20:05:18

Череп курицы на рисунке

Яна пишет на странице: Богомол обыкновенный.

10.08.2021 01:40:02

Спасибо, интриги

Лена пишет на странице: Скарабей священный или жук-навозник.

09.08.2021 13:33:10

С большим интересом прочитали вместе с ребенком. Написано очень увлекательно. Спасибо!

Армен пекарь AM пишет на странице: Жук-светляк или светлячок. Где обитает, что ест, как размножается?

13.07.2021 11:55:43

Таких в нащи бургер кидаем и светится они патом.


Последние 11 статей:

Гепард. Acinonyx jubatus.

Барс, или ирбис. Felis (Uncia) uncia.

Леопард. Felis (Pardus) pardus.

Тигр. Felis tigris.

Барханный кот. Felis (Eremaelurus) margarita.

Манул. Felis (Otoeolobus) manul.
Наверх
Наверх

ЗвероСайт - сайт про зверей.
Связаться с админом: admin(собака)zverosite.ru